Новый год без политиков и «голубых»

То, что в русской политике намедни переизбрания Путина на 2-ой срок все поменялось, просто и наглядно было показано в новогоднем эфире. Не считая переодетого матросом Жириновского, который старательно и аккуратненько исполнил легкий рэп, на русских каналах на сто процентов отсутствовали политики. В первый раз за последние десятилетия, ведь ранее совместно с певцами Новый год без политиков и «голубых», клоунами и юмористами, подвыпившими телеведущими и лучистыми спортсменками, всю новогоднюю ночь кувыркались в бенгальских огнях и искрах шампанского немцовы и хакамады, шандыбины и явлинские, кириенки и чубайсы. Политики были частью шоу-жизни нашего народа, они вплетались в медиапланы наступающего года и по объему их новогоднего мелькания Новый год без политиков и «голубых» политологи строили прогнозы: «акции Явлинского упали», а «Хакамаду с Надеждиным будут раскручивать», «Райкову ничего не светит», а вот «Жириновский опять в фаворе у власти». В ту новогоднюю ночь ошеломленные политологи в первый раз сухо отметили в блокнотах: ничего не было, одни юмористы и ничтожный голосок женщин из «ВИА ГРЫ Новый год без политиков и «голубых»». Никакой политики сейчас не будет. Точнее, будет, но в другом статусе. Путин спроецировал собственный личный сценарий года на проницательных составителей новогодних эфиров — во всех монтажках после обнародования результатов выборов 7 декабря 2003 года свирепо затирали заблаговременно заготовленных немцовых и хакамад с бубнами и маракасами… Их игривые песенки победы выглядели бы святотатством. А вкупе Новый год без политиков и «голубых» с ними стерли и всех других. Это символ. Прощайте примелькавшиеся и такие знакомые россиянам рожицы… То, что вы желали нам сказать, с этого момента будут докладывать Задорнов, Петросян и Киркоров. В наилучшем случае «Ночные снайперы». Самый успешный теленовый год тогда, кажется, прошел на «Рен-ТВ». Самый путинский. Заглавие гласило Новый год без политиков и «голубых» обо всем. Начинается финал голубых из телевидения. «Голубой» огонек — это не по-путински. Хотя выдержать чистоту «неголубизны» не удалось и на «Рен-ТВ», но все таки пропорция мордатых полунонконформных гетеросексуалов и обычных теток в прозрачных пеньюарах была впечатляющей. Шнур был неплох, он очевидно символизировал «питерских чекистов».

Год Сурка

Мы Новый год без политиков и «голубых», политологи, знаем имена тех, кто привел Путина к пустоте. Наибольшая награда в этом принадлежит Владиславу Суркову, заместителю главы Администрации Президента. Его по праву можно именовать не только лишь «человеком года», да и всей путинской первой восьмилетки. Сурков знал ельцинскую систему до мелочей, как самый классный программер знает устройство операционной системы Новый год без политиков и «голубых». Ему ничего не стоило запустить новейшую программку либо вбросить смертоносный вирус в партию либо иную политическую компанию. Как никто другой, Сурков, когда-то женатый на владелице салона кукол, понимал инструментальный нрав политического театра Ельцина. Сурков был активным игроком политических разводок еще тогда, когда могущественные олигархи устраивали меж собой Новый год без политиков и «голубых» национальные войны, швыряя друг в друга телеканалы, политические партии, целые отрасли индустрии под носом у осоловелого, глупо тиранического Ельцина. Владислав Юрьевич работал в ЮКОСе, в «Альфа-банке», в Думе, в области пиара и ТВ (с Гусинским и Эрнстом). Сурков, видимо, лучше всех других технологов тех пор сообразил, как сопрягаются меж собой Новый год без политиков и «голубых» олигархи, телеканалы, громкие лозунги, политические партии, думские фракции, областные интересы и т. д. Политическая Наша родина была для него как освоенный «кубик Рубика», он просто мог собрать его, и по мере надобности здесь же перепутать разноцветные шашечки.

Сурков поднялся конкретно при Путине, как «спец», быстро схвативший заказ Новый год без политиков и «голубых» нового начальства. Патронируемый Волошиным Сурков был более действующим — основным — модулем в разработке «управляемой демократии». Пришедшие вкупе с Путиным «питерские патриоты» и «силовики» уступали Суркову в основном: в осознании главных приводных ремней русской политической операционной системы. Сурков сообразил (в общем-то, все это сообразили), что Путин очевидно стремился с самого Новый год без политиков и «голубых» начала уменьшить количество центров власти в Рф, проредить игроков, и с энтузиазмом взялся за это. На самом деле Сурков принялся сдавать собственных — олигархов, региональных баронов, телемагнатов и, в конце концов, демократические партии, другими словами те структуры, которые доминировали в ельцинской системе и которые на различных шагах входили с Новый год без политиков и «голубых» Путиным в противоречие. Путин взял курс на борьбу с другими игроками, которых он переместил в лагерь «противников», но исполнил эту борьбу робкий и улыбчивый политтехнолог Владислав Сурков.

Суркову, в отличие от «питерских», у каких все повсевременно падало из рук, на удивление удавалось все. Как в кинофильме «День сурка», Владислав Новый год без политиков и «голубых» Юрьевич по многу раз одним и этим же смышленым приемом обводил вокруг пальца партию за партией, олигарха за олигархом, губернатора за губернатором, политика за политиком, и каждый раз цикл начинался поновой. Так мог действовать только тот, кто был полностью уверен в механистичности всей русской политической системы, в ее полной Новый год без политиков и «голубых» искусственности и неорганичности. По многу раз повторяя систему обещаний и невыполнений в отношении всех главных политических игроков, строго и отлично исполняя при всем этом указания Путина, Сурков разогрел политический механизм до таковой степени, что вышло куцее замыкание. Посадка главы ЮКОСа, непрохождение в думу либералов, смена незыблемых президентов Рахимова и Новый год без политиков и «голубых» Шаймиева и даже самого Лужкова — за всем этим впрямую стоял конкретно Сурков. На сей день заказ выполнен, поле расчищено, игроков в русской политике больше нет. Печальный Путин с редчайшими чайками в очах глядит в окружающую его тьму. Прошедший год, как и позапрошлый, как и позапозапрошлый, был еще одним годом Новый год без политиков и «голубых» Сурка.

Бойкот и его срыв

Перед очами до сего времени стоит картина: вчерашние игроки, павшие жертвой путинской стратегии, в декабре 2003 года конвульсивно пытающиеся сделать хоть что-то перед президентскими выборами. Вероятнее всего, вдыхающий сырость Темзы опальный олигарх, как самый стремительно соображающий, первым предложил: раз Путин низвел всех оппонентов до микроскопичного Новый год без политиков и «голубых» размера и сопротивляться этому дальше глупо, давайте оставим его наедине с самим собой, предоставим его пустоте, а сами сосредоточим усилия на его «демонизации» в очах Запада, Так Березовский (кто же еще) тогда решил использовать пустоту против Путина. А означает, прав был Президент, тревожно всматриваясь в нее. Пустота может кусаться. В итоге Новый год без политиков и «голубых» в дальнем декабре 2003 года в среде поверженных олигархов, либералов и других фрондеров родился план бойкота. Смысл состоял в последующем: «Яблоко», СПС и КПРФ не выдвигают собственных кандидатов в президенты и тем Путин будет обязан соперничать с шутовской фигурой Жириновского и с еще больше безрассудными маргиналами. Если нашему Новый год без политиков и «голубых» народу таковой сценарий был бы безразличен — безальтернативность Путина понята и принята всеми как данность, то для Запада это был бы вправду суровый аргумент, чтоб двинуть Путина в разряд «правителей оси зла» — таких как Ким Чен Ир, Лукашенко, Ахмадинежад и т. д. Этот проект мог стать началом достаточно суровой антироссийской кампании.

И опять Новый год без политиков и «голубых» на решение этой препядствия был брошен Владислав Юрьевич. Результаты его невидимой работы одномоментно дали о для себя знать: пустота была экстренно задрапирована. Для начала Сурков обошел опасность бойкота со стороны КПРФ опасностью выдвижения Глазьева и давлением через подчиненных Кремлю Семигина — Купцова. Компромиссный вариант выдвижения Харитонова устроил Новый год без политиков и «голубых» всех: Зюганов оправдался перед олигархическими спонсорами, а большая оппозиционная партия согласилась на роль в президентских выборах — тем легитимизировав их. Далее — больше: шутовской стиль Жириновского в купе с Путиным был бы достаточно скандальным, в особенности на фоне подскочившей популярности ЛДПР. И тут неувязка решается выдвижением от большой парламентской партии безрассудного Новый год без политиков и «голубых» персонажа из охраны, который будет находиться и участвовать, но максимально дисциплинированно и безгласно. И, в конце концов, последняя точка в легитимации выборов — вброс в их Хакамады. Этим была пробита брешь в позиции более стойко придерживавшихся изначального сценария бойкота либералов.

В диске питерского композитора Алексея Вишни «Полит. техно», выпущенного под Новый год (молвят Новый год без политиков и «голубых» при продюсировании Суркова), в эффектной техно-композиции, изготовленной в виде ремикса из слов Иры Хакамады, детский мультипликационный глас произносит в качестве рефрена: «Все ясно, тетя — бяка». И дальше голосом диктора Кириллова — «Наступает…», и опять — «бяка, бяка, бяка!» Очевидно это было зашифрованное послание о том, что планировал сделать Новый год без политиков и «голубых» с Хакамадой качественный оператор с пустотой. Год Сурка продолжился. Единственное, что несколько воскрешало эту малопривлекательную механику вуалирования пустоты президентских выборов, это фактор Глазьева.

Глазьев и пустота?

Глазьев и блок «Родина» — это, непременно, политический артефакт. Хотя сам по для себя Сергей Юрьевич представлял тогда фигуру «политического ботаника», ему все таки был присущ Новый год без политиков и «голубых» дух карьеризма — традиционное для лимитчика-студента умение избрать верный брак, чтоб остаться в Москве (Глазьев — зять академика Львова), живость попадания в многообещающие политические инициативы — будь то правительство Гайдара, команда Строева, блок Лебедя либо фракция КПРФ. Не имея ясных мыслях и организационных возможностей, Глазьеву отлично давалось искусство проехаться Новый год без политиков и «голубых» на каких-либо структурах и без сожаления впору с их спрыгнуть. Так было с правительством Гайдара, с Демократической партией Рф, с Советом Федерации, с КПРФ, с КРО. Глазьев по жизни мигает, но всегда в свою пользу. В этом он не одинок. Переломным моментом его политического бытия были выборы губернатора Красноярского края Новый год без политиков и «голубых» в 2002 году, когда он с опорой на КПРФ получил третье место и общенациональную раскрутку.

Смысл Глазьева был в том, что большие массы россиян симпатизируют патриотизму, помноженному на социализм, но при всем этом стопроцентно разочарованы в бородавчатом Зюганове, который угрюмо околпачивает ожидания этого сектора из года в год без Новый год без политиков и «голубых» всяких перспектив. Глазьев был воспринят этой большой социал-националистической массой как надежда. Не поэтому, что Глазьев некий особый, настоящий либо неплохой, но поэтому, что Зюганов очень неиндивидуальный, липовый и никуда не пригодный. Так появился Глазьев. И Сурков здесь же направил на него внимание. Хороший кадр для новых разводок Новый год без политиков и «голубых». Он продолжит нам «день Сурка» на многая лета. Так задумывался Сурков, вдумчиво перебирая аккорды. Сурков слепил «блок Глазьева», который в девичестве именовался по-гельмановски «Товарищ» (Марат Гельман — в то время ассистент Суркова по пиару на ТВ в общем, и на «Первом канале» а именно), но позже — с приходом Рогозина Новый год без политиков и «голубых», которого Сурков делегировал для контроля над Глазьевым, — посуровел до «Родины». Это была хорошая вещь: при помощи этого сурковского детища была фундаментально «опущена» КПРФ, изгнаны из парламента либералы. Таким макаром, сенсационный фуррор «Родины» породил не просто тотально управляемый Кремлем парламент (другими словами расширение пустоты), да и открыл новое место для будущих Новый год без политиков и «голубых» манипуляций. Пролетевшие с бедной «Народной партией» и двухспикерским блоком[9]«питерские» рыдали, утешаясь только тем, что Сурков подбросил им еще одну дезу: что грустить провалом ваших патриотических проектов? — Идеология «Родины» — ультранационалистический хард-кор, означает, вы достигнули собственного. Сейчас Глазьев был должен дать последний аккорд, выступить от пустоты. Да так, чтоб Новый год без политиков и «голубых» она оставалась пустотой, с одной стороны (на этот счет Глазьев отдал Суркову подписку о невыдвижении без помощи других на пост президента РФ), но в то же время смотрелась как непустота.

Это и была интрига президентских выборов 2004-го: Глазьев. Он и был полупустота (поэтому, что более марионеточная и ползучая изнутри Новый год без политиков и «голубых» фигура, чем все другие), но в то же время полунепустота (потому что на нем мог сосредоточиться при определенных обстоятельствах тот сектор населения Рф, который является носителем достаточно ясных и поочередных мыслях государственного возрождения). Другими словами, Глазьев стал полуреальным-полуфиктивным соперником Путину. Наполовину он такая же куколка, как Новый год без политиков и «голубых» другие, но наполовину — нет. Эта 2-ая некукольная половина могла стать реальной неувязкой. Год Сурка перекинулся.


novizna-rutina-i-polushariya-mozga-elhonon-goldberg-upravlyayushij-mozg-lobnie-doli-liderstvo-i-civilizaciya-annotaciya.html
novo-vizantijskij-stil.html
novodvinsk-novodvinskoe-predstavitelstvo-negosudarstvennogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-sovremennoj-gumanitarnoj-akademii-164900-gnovodvinsk-ulsovetov-d4-prikaz-62-ot-07022008g.html